Зевс

ЗЕВС, БОГ НЕБА:
царство воли и власти

Зевс – главный и самый могущественный из олимпийских богов. Как олимпийский небесный бог, он правил с Олимпа – высокой и далекой горы, чья скалистая вершина нередко скрыта в облаках. Когда братья (Зевс, Посейдон и Гадес) делили мир, Зевсу по жребию досталось небо, Посейдону – море, а Гадесу – подземный мир. Земля и гора Олимп находились в совместном владении, однако Зевсу с неба легче следить за тем, что происходит внизу, поэтому, фактически, он правит и землей.

%d0%b7%d0%b5%d0%b2%d1%81

Наиболее существенно, с психологической точки зрения, – особенно на фоне царств Посейдона и Гадеса – то, что небо представляет определенную сознательную позицию, точку зрения, ставящую самообладание, рассудок и волю выше всех остальных качеств.

Место Зевса на вершине, – он наделен властью, авторитетом и правом управлять избранным царством. Мужчины, играющие в реальной жизни роль «горних царей» и преуспевающие в этом деле, подобны Зевсу. Им свойственны те же черты характера и склонности; в основе их личности лежит архетип Зевса.

Зевс обладал амбициями и способностями, необходимыми для того, чтобы создать царство и стать царем. Важной движущей силой для этого архетипа является стремление владеть собственной территорией, побуждающее мужчин (и женщин) стремиться к положению Зевса и вести себя соответствующим образом.

Когда доминирующим архетипом является Зевс, потребность в «создании царства» является основной движущей силой в жизни человека. Как минимум, мужчина руководствуется принципом «мой дом – моя крепость» и направляет все силы на приобретение дома и построение семьи. Таким образом, этот архетип обусловливает желание мужчины жениться и завести детей, которые станут его продолжением. Он ожидает от жены умения отлично вести хозяйство и воспитывать детей, тогда как его роль в этих делах сводится к минимуму.

Семья – лишь часть мечты о царстве, которая побуждает такого мужчину к действию. Зевс стремится к авторитету и власти, и он готов рисковать ради достижения этих целей. Он не склонен работать на кого-то и предпочитает быть сам себе хозяином. Если это достаточно дальновидный Зевс, то, начиная свой первый бизнес, он видит в нем только первую ступень долгого восхождения.

Молнии и орел – два главных символа Зевса. Они как нельзя лучше выражают свойственные этому архетипу способности быстро принимать решения и влиять «издалека».

Кругозор парящего высоко над землей орла необычайно широк. Но при этом он способен издалека различить движение потенциальной жертвы – и стрелой метнуться вниз, чтобы схватить своими когтями маленького зверька. Подобным образом Зевс постоянно высматривает в окружающем мире то, чего он хочет или в чем испытывает потребность. Это может быть товар, потенциальный наемный работник или целое предприятие. Увидев желаемое, Зевс целеустремленно бросается к добыче. Он обладает одновременно широким кругозором – видит картину в целом – и способностью вычленять отдельные важные детали. Когда он сосредоточивается на деталях, они всецело завладевают его вниманием: он не намерен выпускать их из вида или позволить выскользнуть из когтей. Однако – подобно орлу, чья добыча все-таки скрылась или досталась другому хищнику, – он легко изменяет направление, сворачивает невыгодное дело и идет дальше.

Зевсова молния служит символом карательной власти. Она поражает быстро и издалека, – но лишь после того, как соберутся тучи и пророкочет первый гром, свидетельствующий о концентрации эмоций – накопившемся гневе. Ревнивый Зевс убил молнией Иасиона, возлегшего с богиней Деметрой на трижды вспаханном поле. Еще одна молния поразила Фаэтона, когда юноша утратил власть над конями, влекущими колесницу солнца.Молнию можно воспринимать как символ «власти увольнять»*, – как орел символизирует способность без колебаний приобретать или нанимать.

Этот архетип также олицетворяется в «наследных принцах» – мужчинах, которые родились в семьях, обладающих большим весом в обществе и богатством, и, так сказать, унаследовали атрибуты власти. Если мужчина, в ком силен этот архетип, получает власть по наследству, тогда им движет стремление расширить свои владения, приобретая все больше и больше богатства и влияния.

Успешный носитель архетипа Зевса умеет налаживать сотрудничество с другими влиятельными людьми. В ходе «встреч на высшем уровне» он искусно формирует альянсы, договаривается о границах и заключает взаимовыгодные соглашения. Это человек слова. Ему нравится иметь дело с людьми, обладающими властью и решительным характером. Он ожидает, что другие будут сами заботиться о собственных интересах, как он заботится о своих. Для этого архетипа естественно укреплять основы своей власти, готовя почву для дальнейшего расширения, – именно для этого и необходимы альянсы.

Для архетипа Зевса, – чья главная цель состоит в расширении своих владений, – брак тоже является возможностью заключить альянс и укрепить свою власть. Браки между царственными особами устраивались премьер-министрами. Патриархальные браки во всех культурах представляют собой альянсы между семьями, где во главе угла стоят соображения умножения имущества и построения родословной. Эти же мотивы стоят за семью официальными браками Зевса.

Как уже отмечалось ранее, Зевс является архетипическим развратником. Он соблазнил немало нимф, смертных женщин и богинь, оставив после себя многочисленное потомство. Для того чтобы соблазнить и оплодотворить женщину, которую он возжелал, Зевс нередко прибегал к превращениям. Для Леды он стал лебедем, для Данаи – золотым дождем, для Европы – белым быком, для Ио – облаком.

Он преследовал женщину с целеустремленностью, свойственной его «орлиной» натуре. Положив глаз на женщину, он делает все, чтобы добиться близости: меняет облик, обнажает собственные слабости, становится страстным любовником. Добившись своего, он, как правило, снова сосредоточивает внимание на работе. Зевс бессознательно пренебрегает противозачаточными средствами, поскольку в нем сильно стремление к продолжению рода. Как правило, он «заботится о том, что ему принадлежит» – материально поддерживая детей и признавая свое отцовство.

Архетипу Зевса свойственно стремление иметь детей. От своих детей он ожидает приблизительно того же, чего требует от подчиненных: послушания и выполнения его воли. Его любимый ребенок соответствует требованиям, которые Зевс предъявляет к себе: беспристрастный руководитель, никогда «не утрачивающий контроля» над своими эмоциями. Эти качества воплощены в детях Зевса Аполлоне и Афине: рациональный, стремящийся к достижению успехов сын, хороший ученик и спортсмен; и дочь, чей образ мыслей подобен отцовскому, – «папина дочка», которую связывает с отцом взаимное восхищение. Он – отец-наставник, заботящийся об образовании и карьере своих детей, а также других молодых людей, кому он решает покровительствовать в бизнесе или профессиональной деятельности. Взамен Зевс ожидает лояльности – и когда ребенок или подчиненный «вырастает» и начинает вести себя независимо, считает его предателем.

Зевс – это архетип отца-основателя династии. Он хочет, чтобы его дело продолжали множество детей и внуков, и ради этого пытается навязать им свою волю, указывая, что они должны делать не только при его жизни, но и после смерти. Побуждаемый этими династическими устремлениями, а также своим инстинктом отца-кормильца, Зевс-мультимиллионер специально структурирует свой бизнес и организует трасты таким образом, чтобы его воля осуществлялась и через следующие поколения. Более скромный Зевс, владеющий меньшим царством, делает то же самое, но в других масштабах.

Для мужчины-Зевса характерно заботиться о благосостоянии семьи, и он гордится тем, что это ему удается. Эта черта отражена в его потребности иметь большой дом и территорию. Отец-кормилец обычно щедр, но эта щедрость обусловлена стремлением контролировать детей и тесно связана с его ожиданиями. Распределение бюджета семьи – как и бюджета государства – определяется целями главы.

Архетипически Зевс представляет собой авторитарного отца, оставляющего за собой последнее слово. Он может быть открыт к мнениям членов семьи, но окончательные решения в семье и в бизнесе принимаются так, как описывает Ли Иакока: «Моя политика допускает полную демократию до момента принятия окончательного решения.