Миф об Эдипе

Эдипов комплекс одно из основных понятий классического психоанализа, использованное З. Фрейдом для обозначения амбивалентного отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.  Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены З. Фрейдом в 1897 г. При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».  В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, сперва убил своего отца Лая – царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, он ослепил себя.


«Лай, фиванский царь, потомок основателя Фив, получил от дельфийского оракула бога Аполлона предсказание, что сын, который родится у него, убьет своего отца, женится на матери и этими преступлениями погубит собственный род. Лай стал избегать своей жены Иокасты, не объясняя ей причины этого. Недовольная Иокаста напоила мужа допьяна, склонила его к любовным утехам и вскоре родила сына. Желая отвратить исполнение полученного им пророчества, Лай проткнул лодыжки младенца гвоздями и велел бросить его на горе Кифероне. Но мальчик был найден и спасён одним пастухом, который назвал его Эдипом («с распухшими ногами»). Пастух отнёс Эдипа в Коринф, где его взяли на воспитание бездетный царь Полиб и его жена Перибея. Царская семья выдавала Эдипа за своего собственного сына, никому не рассказывая, что он – приёмыш.

Однако, когда Эдип вырос, коринфяне стали замечать, что он не похож ни на Полиба, ни на Перибею. В городе стали ходить разные слухи по этому поводу. Юноша Эдип стал интересоваться истинными обстоятельствами своего рождения и пошел в Дельфы – спросить оракула, действительно ли он сын царя Полиба. «Прочь из святилища, несчастный! – в ужасе закричала увидевшая Эдипа жрица-пифия. – Ты убьешь своего отца и женишься на матери!»

Решив, что это предсказание относится к Полибу и Перибее, Эдип решил не возвращаться в Коринф и побрёл по направлению к своей истинной родине – Фивам. На перекрестке двух ему встретился его настоящий отец, фиванский царь Лай, ехавший на колеснице. Приняв Эдипа за обыкновенного простолюдина, Лай грубо потребовал от него уступить дорогу. Гордый юноша отказался, и возница Лая проехал колесом по его ноге. Эдип в ярости пронзил возницу копьём и стал стегать лошадей. Те понесли. Лай пробовал спрыгнуть с колесницы, но запутался в упряжи. Обезумевшие кони поволокли его по земле, и отец Эдипа погиб.

1

Александр Кабанель «Эдип и Иокаста» 1843 год

Лай ехал в Дельфы, чтобы спросить у оракула, как избавиться от Сфинкса – чудовища, которое прилетело в его царство из Эфиопии и погубило множество людей. Сфинкс имел тело льва, голову женщины, хвост змеи и крылья орла. Его наслала на Фивы богиня Гера за то, что царь Лай беззаконно похитил Хрисиппа, сына героя Пелопса. Загнездившись близ Фив, на горе Фикион, Сфинкс задавал всем следовавшим мимо путникам загадку: «Кто из живых существ утром ходит на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех?» Люди не могли разгадать её – за это Сфинкс сбрасывал их в пропасть, а потом пожирал. От него погибло уже много фиванцев. Креонт, ставший правителем Фив после смерти Лая, объявил, что тот, кто освободит страну от Сфинкса, будет сделан царем Фив и получит руку вдовы-Иокасты.

2

Эдип и Сфинкс. Картина Ж. А. Д. Энгра, 1808-1825

Эдип пошёл к месту, где жил Сфинкс, и дал на его загадку правильный ответ: человек ползает на четвереньках в младенчестве (во время утра жизни), ходит на двух ногах в зрелом возрасте и на трёх в старости, когда ему требуется палка. После того, как загадка Сфинкса была разгадана, чудовище бросилось с горы вниз и разбилось насмерть. Торжествующие фиванцы провозгласили Эдипа своем царем. Он женился на Иокасте, не подозревая, что она – его мать. Эдип не знал и о том, что убитый им на дороге встречный был фиванским царём Лаем.

Согласно мифу, супружеская жизнь Эдипа и Иокасты длилась много лет. У них родилось несколько детей. Но вдруг в Фивах началась моровая язва. Граждане обратились к величайшему греческому пророку, Тиресию Фивскому, прося рассказать, что стало причиной бедствия и как избавиться от него. Явившись во дворец Эдипа, Тиресий объявил ему, что он – убийца своего отца, царя Лая, и муж собственной матери, Иокасты. Моровая язва была наслана богами на Фивы в наказание за это кровосмешение. От печали и стыда Иокаста удавилась. Эдип ослепил себя золотой застежкой, снятой с ее одежд, и добровольно удалился из Фив в изгнание.

3

Антигона выводит слепого Эдипа из Фив. Картина Жалабера, 1842

Опорой Эдипа в его тяжких странствованиях были дочери, Антигона и Исмена, которые везде ходили вместе с отцом. Слепого Эдипа страшно мучили богини мщения, Эринии. Они возбуждали в старце муки совести за прежние беззакония, хотя все их Эдип совершил невольно. После многолетних страданий Эдип пришел в аттическое местечко Колон, близ которого была роща Эриний с «медным порогом» – входом вподземное царство Аида. В этой роще Эринии наконец примирились с Эдипом. Его душевные мучения затихли. Боги, из уважения к перенесённым Эдипом страданиям, простили его грехи, и он умер в Колоне, исполнившись блаженного спокойствия.»

4

Эдип в Колоне. Картина Гарриета, 1798


  Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у З. Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно З. Фрейду, наши сновидения убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание – на отца.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели З. Фрейда к выводу овсеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочетобладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса З. Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начало) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения З. Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс.

Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери. Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.

В представлении З. Фрейда эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекс.

В работе » Я и Оно » Фрейд высказывается по поводу Эдипова комплекса следующим образом:

» … Я полагаю, что мы не ошибемся, если допустим существование полного эдипова комплекса вообще у всех людей, а у невротиков, в особенности. Аналитический опыт обнаруживает затем, что в некоторых случаях та или другая составная часть этого комплекса исчезает, не оставляя заметных следов; в результате получается ряд, на одном конце которого находится позитивный, на другом конце — обратный, негативный Эдипов комплекс, средние же звенья отображают полную форму комплекса с неодинаковым участием обоих компонентов».

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается вовнутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению З. Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.

Согласно З. Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом.

Психоаналитическая концепция эдипова комплекса вызвала резкую критику со стороны тех, кому претила сама идея отцеубийства и инцеста, распространенная как на историю развития человечества, так и на психосексуальное развитие ребенка. В частности, высказывались возражения, что легенда о царе Эдипе не соответствует той конструкции, которая была предложена основателем психоанализа, поскольку Эдип не знал, что убил своего отца и женился на своей матери.

Действительно, судьба Эдипа была таковой, что он оказался как бы без вины виноватым. Оракул предсказал, что фиванский царь Лай падет от руки своего еще не рожденного сына. После того как царица Иокаста родила мальчика, его отвезли в горы, связали лодыжки (отсюда название Эдип – стреноженный), бросили и обрекли на смерть. Нашедший мальчика пастух передал его коринфскому царю Полибосу, который усыновил ребенка. В юношеском возрасте Эдип узнал о предсказании дельфийского оракула, согласно которому ему суждено убить своего отца и стать супругом своей матери, и ушел из Коринфа, чтобы избежать этой участи. На перекрестке дорог он повстречался с Лаем и в споре с ним убил его, не зная, что стал убийцей своего отца. По дороге в Фивы Эдип разгадал загадку, которую всем путникам задавала Сфинкс и в случае неправильного ответа умерщвляла их. Благодарные жители Фив предложили ему царский престол и отдали в жены царицу Иокасту. Не ведая того, он стал мужем своей матери и отцом четырех детей. После того, как Фивы оказались подвержены мору и от оракула стало известно, что это – кара за убийство царя Лая, Эдип начинает расследование с целью поиска убийцы. Расследование приводит к тому, что он узнает о совершенном им самим двойном преступлении – отцеубийстве и инцесте. Иокаста прибегает к самоубийству, а Эдип, воспользовавшись наплечной заколкой повешенной царицы, ослепляет себя и удаляется из Фив. Такова трагедия Эдипа, ставшего жертвой судьбы, предпосланной ему до рождения, и совершившего два тяжких преступления, о которых он ничего не знал.

К этому следует добавить, что несчастная судьба Эдипа была как бы расплатой за грехи его отца. Будучи наследником царского трона, юный Лай бежал от дяди, нашел пристанище у царя Пелопса, но вместо благодарности совратил его незаконного сына, то есть вступил в гомосексуальные отношения с ним, за что и был проклят Богами, которые обрекли его на гибель от руки собственного сына.

Исходя из этой версии древнегреческого мифа, некоторые исследователи подчеркивали то обстоятельства, что в момент совершения преступлений (отцеубийство и инцест) Эдип не обладал знаниями о действительном положении вещей и, следовательно, представления об эдиповом комплексе не соответствуют подлинному содержанию мифа. Отвечая на подобные возражения, З. Фрейд замечал: «Незнание Эдипа является правдоподобным изображением бессознательного состояния, в которое для взрослых погрузилось это переживание; и убеждающая сила пророчества, которое делает или должно сделать героя невиновным, является признанием неизбежности судьбы, которая приговорила каждого сына пережить эдипов комплекс».

В теории и практике психоанализа эдипову комплексу уделялось и до сих пор уделяется большое внимание. Тем не менее фрейдовская трактовка эдипова комплекса разделялась далеко не всеми психоаналитиками. Многие из них пересмотрели идеи З. Фрейда о природе эдипова комплекса: одни психоаналитики внесли уточнения в понимание содержания этого комплекса; другие переосмыслили временные рамки его развития и разрушения; третьи подвергли сомнению исторические параллели З. Фрейда, согласно которым лежащее в основе эдипова комплекса отцеубийство было реальным событием, имевшим место в первобытной орде и свидетельствовавшим об универсальности этого комплекса во всех культурах.

Так, А. Адлер (1870– 1937) исходил из того, что представление, согласно которому мать является единственным сексуальным объектом для ребенка, удовлетворяющего свои сексуальные желания в борьбе с отцом, это – фиктивная идея. Рассмотрение эдипова комплекса позволяет, как он считал, говорить о том, что данный комплекс выдает уродливое, часто выраженное в асексуальной форме, стремление ребенка к превосходству над отцом и матерью. Соответственно эдипов комплекс – «это символ желаемого господства».

В отличие от Фрейда К.Г. Юнг (1875–1961) по-иному взглянул на победу Эдипа над Сфинкс, полагая, что Сфинкс, представляющая собой двойственность образа матери (привлекающая, достойная любви верхняя часть с головой человека и страшная, звериная нижняя часть, вызывающая ужас), является олицетворением страха перед матерью. Согласно легенде, Сфинкс – дочь Ехидны, появившаяся на свет в результате кровосмесительной связи матери со своим сыном (собакой Орт). Сфинкс – кровосмесительно отщепленная часть либидо из отношения к матери. Опираясь на данную легенду, К.Г. Юнг пришел к точке зрения, согласно которой в первооснове кровосмесительных связей заложено не влечение к половому акту, а стремление стать снова ребенком, очутиться в материнском лоне.

В понимании В. Райха (1897–1957) эдипов комплекс возникает в условиях патриархальной семьи. Опираясь на исследование английского антрополога Б. Малиновского, показавшего, что структура семейных отношений в некоторых примитивных обществах имеет иной характер, чем рассмотренная З. Фрейдом схема амбивалентных влечений ребенка к матери и отцу, он подверг сомнению тезис об универсальности эдипова комплекса. В. Райх считал, что форма эдипова комплекса изменяется вместе с общественным строем и в будущем, в условиях коллективного воспитания речь не будет идти об этом комплексе.

С точки зрения Э. Фромма (1900–1980), основатель психоанализа неверно интерпретировал миф об Эдипе.Фрейд опирался на трагедию Софокла «Царь Эдип», в то время как необходимо принимать во внимание всю трилогию Софокла, включая такие его части, как «Эдип в Колоне» и «Антигона». С учетом трилогии Софокла миф об Эдипе можно рассматривать, по мнению Э. Фромма, не как символ инцестуозной любви между матерью и сыном, а как символ протеста сына, восставшего против власти отца в патриархальной семье.Главное в этом мифе не сексуальная подоплека, а отношение к власти, что составляет основу межличностных отношений.