Гестия

ГЕСТИЯ:

богиня домашнего очага и храма,

мудрая женщина и незамужняя тетушка

Гестия – богиня домашнего очага – точнее, огня, пылавшего в круглом очаге в доме. Из олимпийских божеств она наименее известна. Гестию, или, как ее называли римляне, Весту, художники не изображали в человеческом обличье. Однако присутствие этой богини ощущалось в живом пламени в центре каждого дома и храма. Символом Гестии был круг, и потому очаги, так же как и посвященные Гестии храмы, имели форму круга. Ее присутствие было столь же ощутимо, как огонь, дающий свет, тепло и жар для приготовления пищи.

%d0%b3%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b8%d1%8f

Гестия – первый ребенок Реи и Кроноса. Она была старшей сестрой олимпийских богов первого поколения и, соответственно, незамужней тетушкой богов второго поколения. По праву рождения она была одной из двенадцати главных олимпийцев, но не могла находиться на Олимпе и поэтому не протестовала, когда ее там заменил ставший известным Дионис, бог вина и виноделия. С тех пор она не принимала участия в любовных интригах и войнах, которыми изобилует греческая мифология. И все-таки, хотя Гестия и наименее известная из главных олимпийских богов и богинь, ее высоко почитали, и она получала лучшие жертвоприношения, приносимые богам смертными.

Мы можем найти сведения о Гестии в трех гимнах Гомера. Она описана как «та почтенная дева, Гестия», одна из трех, кого Афродита не способна подчинить, убедить, обольстить или даже просто «пробудить в ней приятное томленье».

Коварная Афродита заставила Посейдона, бога моря, и Аполлона, бога солнца, влюбиться в Гестию. Оба желали ее, но она решительно отвергла обоих, дав великую клятву навсегда остаться девственницей. Тогда, как объяснено в «Гимне Афродите»: «Зевс дал ей прекрасную привилегию вместо свадебного подарка – он поместил Гестию в центре дома, чтобы она получала лучшие жертвоприношения. Ее почитают в храмах всех богов, и она – высокочтимая богиня для всех смертных». Два гимна Гомера, посвященные Гестии, – это обращения к ней с просьбой войти в дом или храм.

Присутствие Гестии в доме и храме определяло повседневную жизнь людей. Подобным же образом важно наличие архетипа Гестии в личности женщины. Пробуждение этого архетипа дает ей ощущение целостности и нетронутости.

Гестия была старшей среди трех богинь-девственниц. В отличие от Артемиды и Афины она не отваживалась выходить в мир, чтобы исследовать первозданную природу или основывать города. Она оставалась внутри очага в доме или храме. На первый взгляд кажется, что анонимная Гестия имела мало общего со стремительно действующей Артемидой или умной, проницательной, облаченной в золотые доспехи Афиной. Тем не менее все три богини обладали одними и теми же неосязаемыми качествами – различались лишь области их интересов и образ жизни. Каждая из них была самодостаточна, что характеризует их как богинь-девственниц. Ни одна их них не стала жертвой мужского божества или смертного мужчины. У каждой была способность сосредоточиваться на том, что имело для них значение, не отвлекаясь на потребности других людей и не испытывая потребности в других людях.

Архетипу Гестии, как и архетипам двух других богинь-девственниц, присуща сосредоточенность сознания («очаг» на латыни звучит как «фокус»). Однако направление сосредоточенности Гестии отличается. Внешне ориентированные Артемида и Афина фокусируются соответственно на достижении целей или осуществления планов; Гестия же концентрируется на своих субъективных внутренних переживаниях. Она полностью поглощена медитацией.

Способ постижения Гестии – взгляд внутрь себя и интуитивное ощущение происходящего. Этот способ позволяет нам соприкасаться с нашими жизненными ценностями благодаря тому, что мы помещаем их в центре своего внимания. Внутреннее сосредоточение способствует осознанию сущности ситуации. Оно также помогает приобрести способность понимать характер других людей и видеть схемы, по которым они действуют. Такая глубинная перспектива восприятия позволяет разобраться в запутанном клубке тысяч подробностей, предъявляемых нам нашими пятью органами чувств.

Ориентированная внутрь себя и поглощенная собственными заботами, Гестия может стать эмоционально обособленной и невнимательной к тем, кто ее окружает. И снова, – такая обособленность характерна для всех трех богинь-девственниц. Кроме того, самодостаточность Гестии порождает, помимо склонности удаляться из общества людей, потребность в безмолвном спокойствии, легче всего обретаемом в одиночестве.

Архетип Гестии как богини домашнего очага движет женщинами, считающими ведение дома более значительной деятельностью, чем какую-либо иную работу. Для них поддержание домашнего очага – это средство, благодаря которому женщина приводит в порядок себя и свой дом. Женщина, обретающая чувство внутренней гармонии при выполнении ежедневных домашних забот, соответствует этому аспекту архетипа Гестии.

Для женщин-Гестий забота о домашних мелочах эквивалентна медитации. Будь такая женщина в состоянии точно описать свой внутренний опыт, она могла бы написать книгу, озаглавленную «Дзэн и искусство домоводства». Она выполняет домашние дела и потому, что они имеют значение для нее сами по себе, и потому, что ей приятно это делать. Домашние хлопоты приносят ей умиротворение, как монахиням приносит умиротворение служение Богу. Занимаясь домом, женщина-Гестия испытывает глубокую тихую радость. Этим она отличается от женщины-Афины, для которой важно ощущение завершенности, и женщины-Артемиды, испытывающей облегчение от того, что домашняя работа закончена и у нее появилось время для чего-то еще.

Женщина-Гестия занимается домашними делами с ощущением, что в ее распоряжении сколько угодно времени. Она не смотрит на часы, потому что у нее нет расписания. Она пребывает в том, что греки называли «временем кариос» (надлежащем времени), – она «участвует во времени», питающем ее психологически (как почти все переживания, в которых мы теряем счет времени). Перебирая и складывая белье, занимаясь мытьем посуды и уборкой в доме, она ощущает неспешную, умиротворяющую погруженность в каждое из этих дел.

Хранительницы домашнего очага остаются на заднем плане. Часто то, что они делают, воспринимается как само собой разумеющееся. Они не становятся знаменитыми, о них не пишут в газетах.

Круглый очаг Гестии со священным огнем в центре – это форма мандалы, образа, используемого в медитации и являющегося символом целостности и полноты. О символизме мандалы Юнг писал:

«Их основной мотив – предчувствие центра личности, центральной точки внутри души, к которой все привязано, в которой все упорядочивается и которая сама представляет источник энергии. Энергия центральной точки проявляется в почти непреодолимом понуждении и потребности стать тем, что ей присуще, точно так же, как каждый организм, несмотря ни на какие обстоятельства, стремится принять ту форму, которая характеризует его природу. Этот центр ощущается и мыслится не как эго, но, если можно так выразиться, как Самость».

Мы переживаем Самость, соприкасаясь с единством, связывающим нас с сущностью всего того, что находится вне нас. На этом духовном уровне «соединение» и «разъединение» парадоксальным образом являются одним и тем же. Когда мы ощущаем свое соприкосновение с внутренним источником тепла и света (говоря метафорически – согретыми и озаренными духовным огнем), этот «огонь» и согревает тех, кого мы любим в нашем доме, и сохраняет нашу сопричастность к находящимся в удалении от нас.

Священный огонь Гестии обитал в семейном очаге и внутри храмов. Богиня и огонь были едины, соединяя семьи и города-государства с колониями. Гестия являлась духовным связующим звеном для всех них. Обеспечивая духовную сосредоточенность и взаимосвязь с другими людьми, ее архетип является выражением Самости.

Столб и крут символизируют мужское и женское начала. В Древней Греции символом Гермеса был «герм» – столб, стоявший за дверью дома, тогда как круглый очаг символизировал Гестию. В Индии и других местах Востока столб и круг «сочетаются браком». Вертикальный фаллический лингам проникает внутрь женской йони, или круга, располагающегося над ним, и вся фигура напоминает кольцо, наброшенное на столб, как в детской игре. Здесь столб и круг соединяются, в то время как у греков и римлян эти два символа – Гермес и Гестия – были связаны, но разделены. Их разделенность дополнительно подчеркивается тем, что Гестия – богиня-девственница, которая никогда не будет познана. Кроме того, она самая старшая из олимпийцев. Она – незамужняя тетушка Гермеса, который считался самым молодым олимпийцем. Поистине, это невероятный союз.

Со времен древних греков в западной культуре подчеркивается двойственность, разделение, различие между мужским и женским, умом и телом, логосом и эросом, активностью и восприимчивостью – которые, соответственно, представляют собой высшие и низшие ценности. Когда и Гестия, и Гермес почитались в домах и храмах, женские ценности Гестии были, пожалуй, более важными – она получала более высокие почести. Эти божества дополняли друг друга, но со временем Гестию постепенно забыли. Ее священный огонь угас, а то, что она олицетворяла, более никем не почитается.

Когда женские ценности Гестии забываются, важность внутреннего убежища, самопогружения с целью обретения осознанности, умиротворения – и семьи, прибежища и источника тепла, – уменьшается или теряется. Вместе с ним на Земле исчезает чувство всеобщей духовной связи.

На мистическом уровне архетипы Гестии и Гермеса связаны через образ священного огня в центре. Гермес-Меркурий был алхимическим духом (меркуриус – покровитель стихий) Огня. Такой огонь считался источником мистического знания, символически расположенным в центре земли.

Гестия и Гермес представляют архетипические идеи души и духа. Гермес – дух, помещающий душу в огонь. В этом контексте Гермес подобен ветерку, веющему над тлеющими угольками в центре очага и заставляющему их разгореться. Подобным же образом идеи могут зажечь глубокие чувства, слова могут заставить осознать то, что до сих пор невнятно ощущалось, и осветить то, что лишь смутно воспринималось.

Женщина-Гестия разделяет свойства богини, будучи спокойным, тихим, скромным, ненавязчивым человеком, чье присутствие создает атмосферу теплоты и умиротворяющего порядка. Обычно она является интровертной женщиной, наслаждающейся уединением. Недавно я посетила такую женщину и непосредственно почувствовала связь между ее индивидуальностью, окружением и богиней домашнего очага. Дом был чистым, светлым и аккуратным. Цветы украшали стол, остывал свежевыпеченный хлеб. Нечто неуловимое заставляло ощущать дом как спокойное и тихое убежище, умиротворяющее место, напомнившее мне Горный Центр Дзэн в Калифорнии, где внешний мир уходит и вас охватывает ощущение невероятного покоя.

Когда в женщине доминирует архетип Гестии, для нее не очень важна сексуальность. Интересно, что это верно даже в том случае, когда она испытывает оргазмы. И женщины-Гестии, и их мужья подчеркивают, что сексуальность в них спит до начала близости, а потом, как сказал один муж, «она исступленно отзывчива». Одна женщина-Гестия была замужем за мужчиной, который «хочет секса один раз в месяц, если он активен, и один раз в два месяца в противном случае». Она обнаружила, что испытывает оргазм даже при весьма незначительном времени прелюдии. Она наслаждалась сексом, когда он случался, и была совершенно довольна, когда его не было. В таких женщинах преобладает образ Гестии. Сексуальность Афродиты доступна им в процессе акта любви, но во всех остальных случаях – отсутствует.

Не испытывающая оргазмов Гестия рассматривает сексуальность как приятное теплое переживание, которое ей хочется доставить своему мужу: «Мне хорошо, когда он входит в меня. Я чувствую близость с ним и рада ему». Для ее мужа секс с ней подобен «приходу домой или убежищу».

В лесбийских близких отношениях женщина-Гестия следует той же схеме. Секс не слишком важен. Если ее партнерша тоже скорее восприимчива, чем сексуально активна, и каждая ожидает, что другая проявит инициативу, то их отношения могут продолжаться месяцами или даже годами без сексуального выражения.

Как архетип внутренней мудрости, Гестия лишена негативных аспектов. Поэтому не удивительно, что для архетипа Гестии не характерны обычные для других архетипов негативные патологические схемы. Она не была связана с другими божествами или смертными. Она – образец отрешенности, который может быть причиной одиночества и обособленности женщины. Главные трудности для женщин-Гестий связаны с тем, чего Гестии недоставало. Из всех богов и богинь Олимпа она одна не была представлена в человеческом облике, не имела образа или личины. И она не была вовлечена в романтические интриги или конфликты: у нее абсолютно не было практики и умения действовать в этих областях.